24 Июня 2020

Митрополит Волоколамский Иларион: Военнослужащие нуждаются в присутствии Церкви[Интервью]

20 июня 2020 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на канале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы ведущей телеканала Екатерины Грачевой.

Е. Грачева: Здравствуйте! Это программа «Церковь и мир» на канале «Россия 24». Мы беседуем с председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополитом Волоколамским Иларионом. Здравствуйте, владыка!

Митрополит Иларион: Здравствуйте, Екатерина! Здравствуйте, дорогие братья и сестры!

Е. Грачева: Владыка, в подмосковном парке Алабино открыли главный храм Вооруженных сил страны, настоятелем храма Воскресения Христова будет Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Как часто он будет проводить там службы, учитывая, что храм находится в Московской области? Кто будет его постоянными прихожанами?

Митрополит Иларион: Я думаю, что Патриарх будет там служить достаточно часто и постоянными прихожанами храма будут, в первую очередь, военнослужащие. Я рассматриваю это событие, прежде всего, через призму своего собственного опыта службы в Вооруженных силах. Вспоминаю те уже далекие годы, когда я служил в армии. Я был верующим молодым человеком, но понятно, что в Советской армии никакого присутствия Церкви не допускалось. И я хорошо помню, как вечером сидел у окна и видел, что мимо проходят солдаты, курсанты, офицеры, и подумал: насколько было бы невероятно, если бы здесь прошел священник в рясе. Мне это казалось совершенно невозможным, потому что эти два мира не соприкасались — мир армии и мир Церкви.

Сейчас эти два мира соприкасаются и это для меня очень отрадно, потому что военнослужащие нуждаются в пастырском окормлении, нуждаются в присутствии Церкви. И то, что сейчас в армии есть священники, которые окормляют военнослужащих, то, что сейчас эта искусственная граница, созданная между армией и Церковью, разрушена, то, что у армии появился свой собственный храм — это, конечно, замечательное и очень важное событие.

Е. Грачева: Приближается празднование Дня победы, перенесенное с 9 мая на 24 июня, и голосование по поправкам в Конституцию. В этой связи у меня вопрос: владыка, какие нормы лично Вы считаете важными для закрепления в Основном законе, чтобы сохранить память о подвиге советского, подчеркиваю, советского народа?

Митрополит Иларион: Очень важно, что в Конституции подтверждается правопреемство между Советским Союзом и Российской Федерацией. Я думаю, что те поправки, которые сейчас предложены, очень многообразные, они из разных сфер жизнедеятельности человека. Это поправки, которые относятся к сфере человеческой нравственности, к социальной сфере и, конечно, это поправки, которые помогают закрепить память о наших победах — прежде всего, о победе в Великой Отечественной войне. Неслучайно, конечно, принятие этих поправок совпадает с празднованием 75-летия Великой Победы — это знаковое совпадение. Я надеюсь, что закрепление в Конституции тех норм, которые предлагаются для голосования, укрепит нашу страну, укрепит наш народ и поможет нам никогда не забывать об уроках прошлого. И не только, конечно, о победах, но и о тех трагических страницах, с которыми связана наша история.

Е. Грачева: Дело Михаила Ефремова: резонансная тема, которая обошла уже все СМИ, но прежде чем задать вопрос, я хотела бы показать зрителям фрагмент интервью этого заслуженного артиста телеканалу «Культура». Ефремов: «Я был на Афоне, приехал оттуда счастливым. Там вообще все по-другому, как в космосе. Конечно, на меня это произвело огромное впечатление». Так Михаил Ефремов искренне, жарко говорит о своем опыте посещения Афона, общения с монахами. Что и в какой момент, как Вам кажется, в его жизни могло пойти не так? Если бы, скажем, у него был духовник, если бы он появился после посещения Афона, помог бы он исправить жизнь Ефремова?

Митрополит Иларион: Во-первых, хотел бы сказать, что посещение Афона — это не панацея от всех бед. Очень многие люди посещали и посещают Афон. Это действительно может оказаться важным духовным опытом для человека, но очень важно, чтобы за этим опытом действительно последовало изменение образа жизни, отношения к жизни. Очень часто, к сожалению, бывает так, что посещение Афона оказывается просто неким ярким впечатлением, которое потом постепенно тонет в море других впечатлений.

Я не хочу касаться конкретно личности актера Михаила Ефремова, потому что, как сказано в Евангелии: Не судите, да не судимы будете (Мф. 7:1). Сейчас, конечно, на этого человека посыпалось очень много осуждения — и совершенно справедливо — за то преступление, которое он совершил. Думаю, что за это преступление он ответит перед законом. А вот как человек будет в своей совести разбираться с тем, что произошло? У Церкви для этого, конечно, есть средство, которое проверено веками, — это Таинство исповеди, покаяние, причем не просто публичное покаяние, которое уже принес актер, но именно покаяние как Таинство — беседа со священником, с духовником.

Хотел бы призвать всех людей, которые употребляют алкоголь, извлечь для себя урок из этой печальной истории и никогда не садиться за руль в состоянии алкогольного опьянения.

Е. Грачева: Все врачи говорят, что алкоголику невозможно помочь, если он сам не захочет освободиться от этой зависимости. А могут ли в данном случае помочь священники?

Митрополит Иларион: Могут, и у нас есть разные средства помощи таким людям. Во-первых, то, о чем я уже сказал — это исповедь, беседа с духовником. При многих православных приходах существуют группы анонимных алкоголиков и наркоманов. Эти люди регулярно встречаются друг с другом и со священником не только для того, чтобы обсудить свои личные проблемы, но чтобы шаг за шагом преодолеть эту зависимость. Существует целая программа, которая начинается с того, что человек осознает: он не может своими силами справиться с этой зависимостью, нужна некая высшая сила, к которой он должен обратиться. Затем шаг за шагом, от одной ступени к другой человек не просто освобождается от зависимости, но под руководством священника, участвуя в Таинствах Церкви, духовно перерождается. Именно духовное перерождение является целью, к которой ведут эти занятия.

Е. Грачева: Христианство учит нас не осуждать человека — о чем Вы и говорите, а осуждать его грех, в данном случае — неуемное питье, зависимость от алкоголя. Употребление алкоголя и других психотропных веществ особенно распространено в творческой среде. В частности, актеры работают с психикой, на которую алкоголь и влияет. Какую сублимацию, замену алкоголю может предложить Церковь людям творческих профессий?

Митрополит Иларион: Христианство, в отличие, например, от ислама, никогда не призывало к полному отказу от алкоголя, но христианство всегда призывает к умеренности, к тому, чтобы не употреблять крепкие алкогольные напитки в большом количестве и к тому, чтобы контролировать себя. Я думаю, прежде всего, самой лучшей заменой является творческое вдохновение. Каждый творческий человек знает, что такое творческое вдохновение. Я это знаю по себе и знаю, насколько несовместимо употребление алкоголя с творческим вдохновением.

Е. Грачева: Владыка, хочется теперь перейти к США: там продолжаются протесты, связанные с убийствами уже двух темнокожих во время задержания полицейскими. В числе прочих под ударом оказались исторические памятники: многих исторических деятелей обвиняют в том, что они были рабовладельцами. Досталось даже Христофору Колумбу, первооткрывателю Америки, его памятники тоже демонтировали. Как Вы относитесь к «войне с памятниками» и справедливо ли обвинение тех, кто жил столетие назад? Если да, то нужно ли монументы демонтировать?

Митрополит Иларион: Здесь нельзя дать однозначного ответа, потому что есть монументы, которые необходимо демонтировать, когда сменяются эпохи, идеалы, когда люди осознают ошибки прошлого, как, например, были демонтированы многочисленные памятники Сталину после того, как произошло разоблачение культа личности. Но когда, с другой стороны, мы слышим о том, как в странах Европы уничтожаются монументы, связанные во Второй мировой войной, с участием в ней России, сносятся памятники нашим выдающимся полководцам, то с этим, конечно, я не могу согласиться.

Если говорить о второй части Вашего вопроса, то мы, конечно, не должны переносить сегодняшние стандарты на прошлое. Люди в прошлом жили по другим правилам, по-другому высказывались, по-другому действовали, и просто автоматически переносить на прошлое человечества все сегодняшние нормы, особенно существующие ныне на Западе так называемые либеральные стандарты, значит постоянно переписывать историю.

Историю невозможно переписать. Люди жили в тех условиях, в которых они жили. Они действовали исходя их тех парадигм, которые существовали в те времена и те эпохи. Я думаю, что выдающимся деятелям прошлого нужно отдавать дань, исходя именно из тех стандартов, которые существовали тогда, а не переносить искусственно сегодняшние стандарты на прошлое.

Е. Грачева: В США борьба с расизмом дошла уже до сферы искусств. Так, HBO, который владеет правами на фильм «Унесенные ветром», убрал его из проката и обещает вернуть только при условии, что какая-то известная афроамериканская ведущая вначале даст зрителям разъяснение о необходимости борьбы с неравенством. Что Вы думаете об этом запрете «Унесенных ветром» и как же, например, наш Чехов? Ведь в конце «Вишневого сада» один из героев, по сути, прославляет рабство. Нужно ли и можно ли переписывать искусство?

Митрополит Иларион: Я думаю, что переписывать искусство невозможно — так же, как невозможно переписывать историю. И я уже сказал, отвечая на Ваш предыдущий вопрос, что люди действовали и творили в прошлые времена в соответствии с теми стандартами, которые существовали тогда, поэтому современные стандарты нельзя переносить на произведения искусства прошлого.

С другой стороны, мы сейчас видим, как любой старый фильм, где люди курят, сопровождается надписью о том, что курение вредит здоровью. Я думаю, что в этом нет ничего плохого. Когда-то курение было чуть ли не общепринятым: курили в общественных местах, курили на заседаниях президиумов компаний, на заседаниях парламента, но постепенно борьба с курением привела к тому, что это стало немодным и непрестижным, не допустимым в общественных местах. Соответственно, теперь старые фильмы, где люди постоянно держат во рту папиросы, сигареты или сигары, сопровождаются такой надписью.

Е. Грачева: Большое спасибо, владыка, что ответили на эти вопросы.

Митрополит Иларион: Спасибо, Екатерина.

 

Во второй части передачи митрополит Иларион ответил на вопросы телезрителей, поступившие на сайт программы «Церковь и мир».

Вопрос: Блаженный Августин пишет: «Без Церкви можно верить в Бога, без Церкви можно исповедовать Святую Троицу, держать Евангелие и даже проповедовать его. Единственное, что нельзя без Церкви, это спастись». Как понимать слова святого? То есть, если я верю в Бога, стараюсь жить по заповедям и жертвую собой ради ближних, но не хожу в храм, то я не спасусь? А люди, которые в храм ходят, чтобы свечку поставить и постоять, подумать о своем на Литургии, спасутся?

Митрополит Иларион: Всякий раз, когда я слышу о том, что кто-то спасется, а кто-то не спасется, я спрашиваю себя: насколько мы вообще вправе об этом судить? Ведь спасает человека Бог, но Он спасет человека, как говорили святые отцы, не без участия самого человека. Бог уже совершил все необходимое для этого: Он воплотился, то есть стал человеком, Он принял на Себя грехи людей, Он дал нам заповеди, по которым нужно жить, он дал нам Церковь, где мы можем участвовать в Таинствах, принимать внутрь себя Самого Воплотившегося Бога, когда причащаемся Тела и Крови Его. То есть со стороны Бога путь нашего спасения уже пройден, и то, что Бог мог для нас сделать, Он уже сделал. Но спасение не может быть навязано человеку, спасение — это дар, и уже от человека зависит, принять его или нет; от человека зависит, как он откликнется на этот дар.

Христос говорит, что для спасения человека недостаточно просто веры в Бога. Ведь мы знаем, что фарисеи и книжники времен Иисуса Христа были очень даже верующими людьми. Они соблюдали множество ритуалов и правил, были людьми праведными. Тем не менее, оказалось, что именно с ними Христос вступил в конфликт, который Ему стоил Его человеческой жизни. Значит, каждый из нас на этот призыв Божий ко спасению отвечает по-разному. Кто-то может сказать: я делаю добрые дела, но не буду ходить в церковь, и надеется, что тем самым он достигнет спасения. Конечно, лучше делать добрые дела, чем их не делать. Более того, больше правды у того человека, который делает добрые дела, чем у человека, который ходит в церковь, но добрые дела не совершает. Еще апостол Иаков говорил о том, что вера без дел мертва (Иак. 2:20), и бесы веруют и трепещут (Иак. 2:19). То есть, наша вера естественным образом должна проявляться в делах.

С другой стороны, когда люди задают вопрос: можно ли спастись без Церкви? — действительно, святые отцы, не только Блаженный Августин, который здесь не точно процитирован, но и Киприан Карфагенский, и многие другие, говорят о том, что без Церкви спастись невозможно. Потому что Церковь — это община учеников Христа. Христос приглашает вас в нее и говорит: «Я создал эту общину для того, чтобы тебя спасти, открыть тебе дверь в Царство Небесное». Вы можете, конечно, не откликнуться на это приглашение, но тогда и не задавайте вопрос о спасении. Учение Христа можно либо принять полностью, либо не принять вовсе. Какое-то частичное принятие Его учения невозможно. Если Христос создал Церковь для того, чтобы открывать людям путь ко спасению, чтобы через Таинства они могли приобщаться к Богу, то это и есть тот путь, по которому нам следует идти.

Вопрос: Вопрос по отрывку из романа Достоевского «Братья Карамазовы». Иван Карамазов на встрече со своим братом Алешей сказал, что не принимает мира Божьего, где все — и мучимые, и мучители, и агнцы, и закоренелые грешники — будут жить в гармонии и простят друг другу все грехи. Как Вы полагаете, будут ли брать в Царство гармонии и истины, в загробный мир, в рай, всех людей, в том числе и грешников, вроде этого генерала и последних негодяев, или нет? Способен ли Господь простить всех, как это имел в виду Алеша Карамазов? Или же после смерти все будут «сортироваться» по степени своей греховности при жизни — кому в ад, кому в рай?

Митрополит Иларион: Вопрос очень непростой. Над этим вопросом билась философская мысль на протяжении столетий. Достоевский эти вопросы ставил, но так и не дал на них окончательного ответа, потому что окончательного ответа на них просто не существует.

Мы не знаем до конца, что будет происходить в Царстве Небесном. С одной стороны, мы знаем, что Бог хочет, чтобы все люди спаслись. Об этом прямо говорится в Священном Писании, это желание Бога. Нет таких людей, которых Бог по Своему желанию хотел бы предать вечным мучениям.

На Западе существовало учение о том, что одна часть людей предопределена Богом ко спасению, а другая часть — к погибели. В частности, это учение развивал уже упоминавшийся в предыдущем вопросе западный богослов Блаженный Августин.

В восточной же христианской традиции, из которой естественным образом вырастает наша сегодняшняя православная традиция, ответ был всегда такой: Бог каждого человека предопределил ко спасению и каждого человека желает видеть спасенным. В раю достаточно места для всех людей. Христос сказал: В доме Отца Моего обителей много (Ин. 14:2). В рай не попадут только те люди, которые сами этого не захотят.

Но где происходит эта, как вы выражаетесь, «сортировка»? Она происходит не в загробном мире, а здесь, на земле. Именно здесь одни люди становятся на сторону Бога, а другие — на сторону Его врага, дьявола. Одни выбирают добродетельную жизнь, а другие — порочную. То есть Страшный суд начинается здесь, на земле, а продолжится в вечности, и то, как человек будет жить в вечности, напрямую зависит от того, как он жил на этой земле. А из этого основополагающего принципа следуют и все выводы, в том числе о том, кто будет допущен в Царство Небесное, а кто не будет допущен.

Мы знаем, с одной стороны, что Бог хочет, чтобы все люди спаслись. С другой стороны, известно, что есть люди, которые не хотят этого спасения, которые всю свою жизнь поставили на то, чтобы противостоять Богу, бороться с Церковью, с религией, причинять людям зло. Как мы можем говорить о том, что такие люди будут уравнены в правах в Царстве Небесном? Это, конечно, невозможно.

Я хотел бы завершить эту передачу словами из Книги Деяний апостольских: Мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся (Деян. 15:11). Я желаю вам всего доброго и да хранит вас всех Господь.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

Главные события:
Вас может заинтересовать: